Молодой парень трахнул одинокую соседку

Меня затопила соседка. Не то, чтобы очень уж сильно, но неприятно, когда капает с потолка. Дела житейские, со всяким может такое произойти и заострять внимание не стал, тем более, что соседка принесла извинения и пообещала устранить последствия в ближайшее время.

А на следующий день, высмотрев меня из своего окна, когда я бодро шествовал к дому после работы, перехватила на пороге квартиры и в возмещение морального ущерба преподнесла презент в виде бутылки коньяка. Пить в одиночку? Ну уж до такой степени деградации я еще не дошел и потому внес два предложения: а) соседка забирает свой коньяк и бодренько шлепает домой; б) соседка проходит в уже открытую дверь и разделяет со мной вечернюю трапезу под коньячок.

Посетовав на то. что торопилась и потому не успела надеть наряд более приличиствующий похождению по гостям, мое предложение приняла и вошла. Порезать лимон и разломить шоколадку было делом пары минут и вот уж стул жалобно пискнул, принимая на себя семь пудов соседкиного тела. Не сломался. Хвала российским мебельщикам. Одежонка на Нинке действительно была не гостевая, но так и мы не на дипломатическом приеме. И вот уж опрокинули по первой, закусили лимончиком.

Молодой парень трахнул одинокую соседку


Вторая не заставила себя долго ждать. А после третьей Нинель попросила сигарету и кофе, если можно. Конечно можно! Полный набор - кофе, сигарета и коньяк. Сидим, покуриваем, прихлебываем кофеек. Нинка раскраснелась. Так-то она женщина в самом соку. Под пятьдесят, но по лицу и не скажешь. В холодильнике хранит, что ли? И фигура, хотя и крупная, но без излишков жира. Грудь распирает халатик. рвет пуговицы, стремится наружу. И бедра широкие, хорошие, такие приносят наслаждение мужчинам. А уж за ягодицы сказать нечего, можно только дифирамбы петь. За приятными светскими разговорами приговорили коньяк, выдавили последние капельки и тяжко вздохнули в унисон. Осмелился предложить даме водку и предложение благосклонно было принято.

Под водочку закусочку надо посущественнее, чем под коньяк и я занялся нарезкой чего было в холодильнике. Нинка отобрала нож, сказав, что не мужское дело на кухне хозяйничать, когда рядом есть женщина. Пока она занималась сервировкой, внимательно разглядывал ее. Нет, в соседях мы живем уже давненько, но все как-то "здравствуй - до свидания". И по улице Нинка не щеголяет в таком халатике. А он, по всей видимости, был куплен лет нанадцать назад, когда его хозяйка еще не обладала такими пышными формами. И обтягивал он ее фигуру, как гондон обтягивает стоящий хуй. Хорошо было заметно, что не все предметы туалета надеты на соседкино тело. То есть лифчик присутствовал. Да и как удержать эту массу плоти без сбруи?

А вот нижняя часть - трусы, полностью отсутствовали. И когда мы принялись за водочку, когда приятная истома накрыла мозг, Нинуха расслабилась, запамятовала про отсутствие такой важной детали туалета и смело положила ногу на ногу. И халатик - сволочь, предал хозяйку. задравшись по самое не могу, обнажил ее бедра. А разъехавшиеся в разные стороны полы, продемонстрировали низ живота. Только что пупок остался прикрытым.

За разговором текло время. И убывала водка в бутылке. А с ее убытием развязывались языки и темы разговора становились все более откровенными. И я спросил, почему соседка одна, что с ее мужем.

- Да чем с алкашом мучится, лучше одной век куковать. Да и не одна я: дочь,зять, внук и внучка. Вот какая богатая!

- Так они же отдельно проживают, а ты-то одна. Тоскливо, поди?

Нинка задумалась. Крутя в руке пустую стопку, начала извечный бабий рассказ про холодную постель, про одинокие ночи, про отсутствие сильного плеча. Потом махнула рукой, встряхнула голову так, что волосы взвились

- Хрен ли думать? Наливай!

Выпили и я, вроде бы перескочив по пьяному делу с темы на тему, начал рассказывать, что люблю вот, грешным делом, щеголять дома костюмом, доставшимся мне от мамы, в котором она меня выпустила на свет. Как в нем удобно: нигде ничего не давит, не теснит, не трет. И как трудно женщинам,да еще с таким полным телом, целый день ходить в сбруе. Если уж мне, мужику, это тяжко, то что говорить о них. А Нинка и заявляет, что она сама дома так ходит. Да и сейчас сидит без трусов. Увидев в окно меня, так торопилась, что не успела надеть трусы, так и прибежала. Скорчил недоверчивую мину, с сомнением поглядел на Нинку и произнес что-то типа того, что предание, конечно, свежо, да вот что-то не верится. Соседка аж взвилась со стула

- Что, не веришь?

Отрицательно помотал головой.

- Смотри!

И она жестом матроса, рвущего на себе тельняшку, рванула в стороны полы халата. Пуговицы выдержали, не отскочили в стороны, просто выскользнули из петель. И Нинка предстала во всей красе. Налитое тело засверкало белизной. При таких габаритах на животе не было лишнего жира, на бедрах кожа натянута. Низ живота украшает светлая поросль. Соседка даже немного повернулась туда-сюда, будто давая возможность пристальнее разглядеть ее.

- Видел? Ну и хватит. Вон у тебя скоро брюки лопнут.

Произнося эти слова, запахнула халат, села на стул, попыталась застегнуть пуговицы. Пальцы не слушались и из этой затеи ничего не выходило. Придерживая одной рукой расходящиеся полы, второй протянула стопку

- Наливай!

После того, как закусили, Нинка спросила

- Слушай, сосед, без обид ответь: что ты со своей женой ночью делаешь, что она так кричит? Иной раз так и хочется спуститься и посмотреть, чем вы тут занимаетесь. Трахаешь ее так?

- Нин, это мальчики трахают своих сосочек. А я свою жену ебу, по-настоящему, по-мужицки. Чем громче и чаще жена кричит ночью, тем меньше пиздит днем. Понятно?

- Да. Вроде и мужик ты не крупный, чем ты ее так достаешь?

- Не жди, я демонстрировать свои достоинства не буду.

- Да не больно и надо, просто хотелось посмотреть.

- Ладно, Нин, придет время - посмотришь. Ты вот лучше скажи мне вот какую тему: разве тебе не хочется ебаться? Извини за грубость, но баба ты крепкая, здоровая, при теле. Такой только подавай.

Нинка замолчала, ее взгляд стал пустым, отрешенным, будто мысли витают где-то там, далеко-далеко.

- Хочется, еще как хочется! Иной раз готова изнасиловать какого-нибудь мужика. Бывает, что и перепадает когда-никогда возможность подставить кому. Только мужики все пошли какие-то трусоватые. Выебет и скачками бежать, только задница сверкает. Штаны на ходу подтягивает. Или это я такая страшная? Вот ты бы мог быть со мной?

- Честно?

- Честно!

- Могу и даже хочу. Только ты уж не обижайся, я привык в постели командовать сам. Если ты любишь быть командиром, то нам не по пути.

- Какой из меня командир? Я даже команду "Ложись!"понимаю неправильно. Падаю на спину и раздвигаю ноги.

Мы расхохотались.

- Ну если так, то пошли в спальню.

- Нет, я в туалет и помыться.

- Давай скоренько, я не привык, когда мне перечат.

Нинка дурашливо приложила руку к голове

- Есть, командир! Только пописяю и пизду помою.

Нинуля лежала на кровати, раскинув ноги и прикрыв глаза, а мои руки и губы изучали ее тело, выискивая точки, отвечающие на ласковые прикосновения. Иногда судорога пробегала по ее телу, когда оно реагировало на прикосновения. Постепенно заводилась, начала постанывать. попыталась перехватить инициативу, но командир на то и командир, чтобы во время реагировать на любые нарушения и пресекать их. А когда я всего лишь пару раз погладил пизду и всунул в нее только один палец, Нинуля разразилась оргазмом. Видно оголодала женщина. Или просто такая скороспелая. Переждав судорожные сокращения Нинкиного организма, продолжил ласки. Нинуля уже не стесняясь оглашала комнату своими воплями. А когда я вампиром присосался к пизде, втянул в себя и клитор, и малые губы, Нинуха выстрелила порцию своих выделений, затряслась, заорала

Молодой парень трахнул одинокую соседку


- Мама!... Мамочки!... А-а! ...Ай!... Блядь!...Кончаю-ю!

Это уже на грани ультразвука.

Лежу рядышком, поглаживаю Нинушку. Она еще вздрагивает, всхлипывает, пытается облапить меня. Ничего подобного! Команда была смирно лежать, руки не распускать, быть паинькой и примерной девочкой. Похлопал ее по попе, предлагая повернуться и лечь на живот. Послушно легла, приподняла зад, раздвинула ноги. И вновь пальцы и губы заскользили по телу, изучая и лаская одновременно. Промежность у соседушки мокрая, на внутренней поверхности бедер блестит влага. Нинка бесстыдно выставила задницу, крутит ею в ответ на мои ласки, постанывает, уткнувшись носом в подушку. А задницу и не обнять с одного раза. Ласкаю, сам что-то бормочу в ушко. Тут главное не слова. Она их просто на разбирает. Тут главное тон, полушепот, придыхание в ушко. да еще язычком пощекотать. Ебу Нинку двумя пальцами, работаю ими в пизде, до матки достаю. Нинка совсем мелкая, даже удивительно. А большим пальцем придавливаю шоколадный глазок - вход в жопу, стараясь хоть немного просунуть его туда. Хоть и мокрый вход, а получается плохо: Нинка зад зажимает.

Молодой парень трахнул одинокую соседку


- Что-то не так?

- Щекотно! Жопу щекотно.

- Потерпи, сейчас будет хорошо и приятно.

Запустил руку под живот, нащупал пизду и клитор ласкать начал. А указательный палец другой руки вставил в задницу. До самого-самого. И Нинка сама начала насаживаться на палец, постанывать. Трудно это: одновременно стараться насадиться на палец в заднице и прижаться клитором к ласкающей ладони. А так хочется и того и другого. Движения ускоряются, кровать ходит ходуном и вот тушка рухнула на живот, судорожно сжала ноги и то, что попало промеж них. А очко завибрировало, сжимая палец. Нинуля не то что содрогалась. Она просто подскакивала на кровати, кусала подушку, что-то мычала в нее.

Когда в очередной раз Нинуха приблизилась к оргазму, уже не такому бурному, более плавному, что ли, поставил ее раком. Надо же и мне кончить. Мелкая-то мелкая Нинкина пизда, но оказалась очень уж широкой да еще промокшей насквозь. Достал из нее хуй и приставил головку к заднице.

Молодой парень трахнул одинокую соседку


- Нин, можно сюда?

Нинка промычала

- Давай, кончай! Не могу больше!

И сама насадилась на хуй, заработала задом. А я вцепился в задницу, чтобы не сбросило это телотрясение с кровати. Нинуха простонала-прокричала

- Клитор! Клитор возьми-и!

Если женщина просит...

Рухнул на Нинку, выплескивая сперму в ее задницу. Она трясется подо мной. Так и лежали, отходя от ебли. Потом соседка шевельнулась, ласково стряхнула меня с себя. Это ей показалось ласково. Повернула голову ко мне, упавшему рядом

- Блядь! Я обкончалась! Ебут же баб! Ты Любаню свою всегда так ебешь?

- Нет. В жопу редко дает. Она у нее узкая, больно.

-Ты как захочешь, ко мне приходи. Я всегда дам.

-Ладно. Запомни, что сама предложила. Пошли помоемся и по соточке пропустим.

Водные процедуры после зарядки закончены и мы чинно, голые, сидим за столом, пьем водку. Потом заварили кофе, покурили. Нинка сползла на пол, присела передо мной и начала целовать висящий хуй. Поцелуи переросли в посасывание, а затем и в откровенное сосание. На такое не среагировать хуй не мог и поинтересовался: кто же его так ласково нежит - холит - лелеет? А Нинка только что не заглатывает полностью, причмокивает. Выпустит изо рта, оближет, снова в рот. Потом поглаживает ствол, выпустив изо рта, а сама яички сосет. И волосы на мошонке ей не мешают. Знатная хуесоска.

- Нинка, я так кончить могу. и прямо тебе в рот.

С занятым ртом промычала что-то вроде как кончать. Ну и уцепился я в нее, ухватился за голову, начал в рот ебать. Сидя делать это неудобно, так я встал, а Нинка так и стоит на коленях. Приятно, что и говорить, только вот так кончать у меня не получается. Мне бы в пизду или в задницу. Приподнял я соседку, поставил к себе задом, к столу передом и всадил. После помойки, в смысле после подмывания, Нинка стала поуже и чувствовалось. что не в ведре кружкой черпаешь, не в стакане ложечкой сахар размешиваешь, а ебешь нормальную пизду. Азартно шлепаю пузом по заднице, вгоняю болт в гаечку и гаечка ответно наворачивается на болт.

Помылись. Нинка не дала мне самому помыть себя. намылила, тщательно смыла, намылила еще раз. Потом, повернувшись к стене и упершись в нее руками, расставила ноги и позволила помыть ее.

Сидим за столом. Нинка вздохнула

- Идти надо. Так бы и сидела. Не уходила. И напоили, и выебали. Все тридцать три удовольствия.

- Нинк, а ты не специально меня топила?

- Тьфу на тебя, дурак! Нет, конечно.

- Нинк, а завтра я к тебе приду.

- Приходи. Ждать буду.

Проводил Нинку до двери. Голышом. Она-то халатик свой натянула, бюзик в кулаке держит. На прощание потеребила хуй, потискала его. С неохотой отпустила.

Через некоторое время услышал, что наверху хлопнула ее дверь, звук шагов по квартире. Потом заскрипела под ее весом кровать. Нинка поворочалась немного и затихла. Пора и мне поспать. Завтра посмотрю, что у нее за кроватка. И выдержит ли она наши скачки. Жена приедет не скоро, так что время есть.


После просмотра этого видео, не забудь оставить отзыв!
13215 2013-08-08


Здесь должен быть код безопасности